в плед завернулась спокойная, сонная:
дуешься? ну и пускай!..
капая искрами в ночь забалконную
курит задумчивый кай.
зло, одиноко, устало.. и он ещё –
снова уходит домой..
как было здорово глупым зверёнышем
в зеркале перед собой
видеть движения тонкого ротика:
свет мой, стекляшка, скажи,
кто в этой жизни счастливее всё-таки,
я или та, что бежит?..
страшное зеркальце хитро ощерится,
капелька вспыхнет во рту –
что-то мне, девица, даже не верится
в розовость и красоту…
дни разлетятся осколками острыми –
хочется, колется, жжёт…
годы спустя, на каком-нибудь острове,
всё это просто пройдёт.
скользкими льдинками страхи оттаяли,
мы продолжаем игру,
там в зазеркалье, в каком-то израиле
или, быть может, в перу.
в стёклах домов наша жизнь отражается,
надо бы что-то сказать,
грустно прокашляться, гердой покаяться,
спрятать за веки глаза…
вечер останется там, за ресницами,
хищно щекочется плед,
грустные мальчики – белые рыцари –
ждут хоть какой-то ответ…
левый по правую, правый по левую,
и надоело чуть-чуть
мне белоснежною быть королевою..
хочется просто уснуть..

(с) Алек Кример

"Я, видишь ли, отношусь к той несчастной породе людей, которые к любви относятся серьёзно."
- Трейсмор Гесс

знаешь, ведь даже смертельный яд
может полезным быть в малых дозах.
кто-то ли поит тебя, как я
сладкой отравой, своим неврозом?

вечным «приди», «успокой», «согрей»,
глупым «останься, я так скучаю»
кто-то ль еще на судьбе твоей
линии шрамами отмечает?

если отравишься кем-то - страх! -
вдруг трепеща от чьего-то взгляда,
ты не умрешь, потому что стал
после меня безразличен к ядам.

(с) Sonrisa

"Покажите мне хоть что-нибудь хорошее, чему не приходит конец, и у меня на радостях крыша съедет."
- Рей Бредбери